Домой Написать письмо Информация о проекте Добавить в избранное Новости и обновления сайта в формате RSS Twitter Хотьково в сети Наша группа Вконтакте Хотьково в сети в Живом Журнале
Статьи, очерки, воспоминания о Хотькове, Абрамцеве, Радонеже -СЕРГИЙ -

Дата добавления:22.08.2006

СЕРГИЙ - "ПАТРОН" ЦАРСТВА МОСКОВСКОГО. ЧАСТЬ4

Еще Пахомий внес в пространную редакцию жития Сергия некоторые черты, в том числе в виде былинных богатырей Пересвета и Ослябя, обращенных из митрополичьих бояр в монахов его монастыря. Чем дальше шло время, тем сильнее нарастал тенденциозно-монастырский элемент "поведений", окончательно сложившихся в литературные формы, в конце XV и начале XVI века. Они анонимны так же как летописи, но основной руководящий центр, откуда исходили они, ясен. Троицкий монастырь как раньше, со времен Сергия, так и теперь, был сильнее других и своим книгохранилищем и книжными монахами... Но так как культ Сергия получил к тому времени значительное распространение и религиозный авторитет, то, понятно, находились авторы среди других книжных людей, вторившие троицким монахам. Усилиями тех и других появилось несколько вариантов, не согласованных между собой в подробностях, но проводивших основную тенденцию совершенно торжественно. Они имели особый успех, навеянный окончательным свержением татарского ига при Иване III, и получили широкую известность... и едва ли не сильнее жития способствовали славе "патроната" Сергия. Легенды о нем "поведаний и повестей" в общей сводке представляются в таком виде. Большинство их начинается изложением приезда в. кн. Дмитрия с князем Владимиром Андреевичем Серпуховским-Радонежским и с литовскими князьями в Троицкий монастырь к Сергию за его благословением и "небесной" помощью. В сравнении с житием здесь введена новая черта, а именно, что последний предсказал великому князю победу тайно наедине: "Имаши победити враги твоя". По просьбе его отпустил с ним на битву своих чернецов-воинов, облачил их в схиму и напутствовал словами: "Братия моя, постраждите, как доблестные воины Христовы". Обвеселился сердцем великий князь, но не сказал никому поведанное ему Сергием и возвратился в Москву, как бы найдя "некое многоценное сокровище". В Москве же сообщил о пророчестве только одному митрополиту Киприану (о том, что Киприана еще не было в то время в Москве, писали еще И. М. Снегирев, С. Шамбинаго и другие). Радостное настроение, навеянное напутствием Сергия, воодушевило московскую рать в течение всего похода (неувязка с тайною предсказания). В колебавшейся же Рязани оно вызвало смятение. Бояре говорили князю Олегу, что московское войско вооружено совершенно исключительным образом: "Мы слышали и не посмели поведать тебе, - пояснили они, - есть в отчине великого князя Дмитрия калугер (т. е. чернец) именем Сергий, но свят и прозорлив весьма; тот его благословил и вооружил противу нас, да еще и от своих калугер дал ему два пособника". Услыша его, рязанский князь "устрашился сердцем и распадеся мыслью", потом вымолвил: "Если господь по них, то никто на них, - всегда о нем молится прозорливый монах тот Сергий". И воздержася от открытого союза с Литвой и татарами. На Куликово поле Сергий прислал великому князю с конным посланцем письмо (вариант книги) с благословением ему и всему воинству и "освященный хлеб". Обрадованный князь целовал гонца и высказывал по адресу Сергия громкую благодарность за присланное, укрепившее его "аки некими бронями твердыми". Битва началась единоборством витязей. Первым выступил чернец Сергия боярин Пересвет, от татар Телебей. Ринувшись на врага с именем Сергия на устах, он поразил его и сам в свою очередь пронзен был копьем. Оба богатыря пали мертвыми, причем Пересвет упал на Телебея и прикрыл его своей схимнической мантией. В этом увидели добрый знак, что возьмет верх русское православное воинство. Но есть вариант сказания, что татарин убил Пересвета; на смену ему выехал Ослябя с кличем: "Сынове русские, простите меня грешного, игумен Сергий, помогай молитвою своею". Ударились копьями и оба упали замертво, вслед за чем последовало общее наступление и битва, окончившаяся бегством Мамая. Но по большинству сказаний Ослябя остался жив и как былинный богатырь врагов "побивал улицами". Отыскав на поле битвы обмершего великого князя, Владимир Андреевич сообщил ему радостную весть о победе, отнеся ее к небесной помощи и преимущественно к молитвам "пособника и вооружителя игумена Сергия". Возвращавшегося из похода великого князя в Коломне встретил с крестами и иконами епископ Евфимий (по другим спискам епископ Герасим), приветствовавший его с победой и одолением супостатов, на что Дмитрий ответил: "По божьей, отче, милости и пречистой его богородицы и молитвами сродник наших святых мучеников Бориса и Глеба и молитвами русского святителя Петра и пособника и вооружителя преподобного игумена Сергия тех всех святых молитвами враги свои победил". Придя в Москву, где еще более пышную встречу устроил победителю митрополит Киприан (так!), великий князь буквально повторил сказанное им в Коломне, назвав Сергия еще раз "пособником и вооружителем" и, добавив, - "того оружием спаслись". В этот момент в Маковском монастыре шла братская трапеза. Сергий против обыкновения поспешил встать из-за стола и, закончив трапезу, поразил братию известием: "Князь великий Дмитрий Иванович здравствует, пришел на свой престол, в славный город Москву и враги свои победил". Отправились в церковь, пели молебен, после которого Сергий развил картину ясновидения всех событий на Дону. Он, оказывается, знал на второй день, как счастливо окончилась битва, знал, что московское войско на восьмой день двинулось обратно, что рязанский князь Олег, узнав о поражении Мамая, бежал, - что чрез восемь дней великий князь с войском пришел с Дону в Коломну, из нее на шестой день в Москву. Пробыв четыре дня в Москве, великий князь с Владимиром Андреевичем и литовскими князьями поспешил приехать в монастырь к Сергию, чтобы принести благодарность своему необычайному "молитвеннику". Последний встретил его с крестом и приветствием. На вопрос о Пересвете Дмитрий Иванович ответил: "Ивой, отче, вооружитель, рекомый Пересвет, победил подобна себе. А только бы, отче, не твой вооружитель, ино было, отче, многим христианам от того пити горькую чашу", намекая этим, что останься Телебей живым, многих бы побил до смерти. В монастырской церкви пели молебен, молились за обедней, трапезовали, и после этого великий князь возвратился в Москву. Теперь, когда ненавистное татарское ярмо навсегда было сброшено, сплотившееся около Москвы разноплеменное государство под главенством русского народа торжествовало свою независимость и свободу.

Публикация - В. ВИШНЕВСКОГО. "Хотьковский вестник" №37 1992

Версия для печати
Смотрите также в этом разделе    Все материалы раздела
ЕФИМ ДОРОШ. АРХАНОВО (ИЗ ЗАПИСНЫХ КНИЖЕК) ЧАСТЬ1.
СЕРГИЙ - "ПАТРОН" ЦАРСТВА МОСКОВСКОГО. ЧАСТЬ4
СЕРГИЙ - "ПАТРОН" ЦАРСТВА МОСКОВСКОГО. ЧАСТЬ1
СЕРГИЙ - "ПАТРОН" ЦАРСТВА МОСКОВСКОГО (1547 - 1721). ЧАСТЬ2
ХОТЬКОВСКАЯ ВОЛОСТЬ В ЦИФРАХ:МОЛОДЫЕ КУСТАРИ
ЛЕТОПИСЬ ПОКРОВСКОГО ДЕВИЧЬЕГО МОНАСТЫРЯ (ХРОНИКА БЕДСТВИЙ). ЧАСТЬ3.
ЕФИМ ДОРОШ. АРХАНОВО (ИЗ ЗАПИСНЫХ КНИЖЕК) ЧАСТЬ3.
ЕФИМ ДОРОШ. АРХАНОВО (ИЗ ЗАПИСНЫХ КНИЖЕК) ЧАСТЬ2.
ГОРОДОК - ПЕПЕЛИЩЕ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ
СЕЛЬСКИЕ КУСТАРНЫЕ ПРОМЫСЛЫ
 
 
Rambler's Top100
 
Наверх страницы