Домой Написать письмо Информация о проекте Добавить в избранное Новости и обновления сайта в формате RSS Twitter Хотьково в сети Наша группа Вконтакте Хотьково в сети в Живом Журнале
Уникальный архив Ворносковых. Работа, творчество и жизнь знаменитых резчиков по дереву

Дата добавления:21.11.2014

Уникальный архив Ворносковых

Звонок моего мобильного телефона прозвенел особенно резко. На экране высветилась фамилия "Ворносков". Подумалось: "Чем-то озадачен старичок". Ан, нет.

- Это - Сергей, сын … Отец только что скончался, и я звоню вам по его телефону, так как в моём аппарате вашего номера нет. Я на какое-то мгновенье потерял дар речи и не мог сказать в ответ ничего, кроме: "Не верю…

Михаил Васильевич Ворносков в домашней мастерской. Д. Кудрино

Михаил Васильевич Ворносков в домашней мастерской. Д. Кудрино

Скорблю... Боже, какая утрата, какая утрата!" Он не дожил 20 дней до своего шестидесятидевятилетия. Как это больно, когда уходят в безвозвратной путь близкие люди, друзья, с кем связана добрая часть земной жизни. С Михаилом Васильевичем Ворносковым меня связывали дружеские и рабочие отношения более сорока лет. Мы познакомились, когда он работал секретарём партийной организации совхоза "Хотьковский", а я - в аппарате Загорского ГК КПСС. Спустя годы мне выпала честь возглавить музей-усадьбу "Абрамцево", а с августа 1977 года - Государственный музей-заповедник. Тогда молодым человеком с техническим образованием он пришёл в музей. Музей переживал трудные времена воссоздания утраченных традиций. Михаил Васильевич в качестве заместителя директора по общим вопросам проводил значительную работу по обеспечению музея-заповедника необходимыми материально-техническими средствами его функционирования. Он сделал работоспособной службу снабжения, транспорта и связи, немало прилагал усилий для выставочной деятельности музея; унаследовав по родословной опыт работы с деревом, собственноручно строгал, пилил, мастерил стенды для показа произведений искусства и не гнушался никакими поручениями, связанными с музейным делом.

Он был первым заведующим Хотьковского филиала музея-заповедника "Абрамцево"; организовывал выставки местных художников, преподавателей и учащихся Абрамцевского художественно-промышленного училища им. В.М. Васнецова.

С его помощью музей-заповедник пополнился рядом произведений знаменитой династии резчиков Ворносковых. Продолжая семейные традиции, сам Михаил

Васильевич в лихие 90-ые стал активно заниматься резьбой, понимая, что он последний из когорты замечательных народных умельцев. Его дом в деревне Кудрино стал единственным напоминанием об известном гнезде родоначальника "кудринки" Василия Петровича Ворноскова и его многодетной семьи резчиков.

Передо мной на письменном столе небольшая иконка преподобного Сергия Радонежского, обрамлённая в рамку с изящной резьбой – подарок в память 700-летия великого подвижника земли русской. Это - последняя вещь, которую он сделал. Дорогая память о прекрасном человеке, Михаиле Васильевиче Ворноскове.

И.А.РЫБАКОВ, заслуженный деятель искусств России, директор Государственного музея-заповедника "Абрамцево" в 1975-2005 гг.

 

Уникальный архив Ворносковых. Отрывок из книги Г.Л. Дайн «Пишу об игрушке»

Фамилия Ворносковых известна не только в округе – род сложился мастеровой, крепкий и ветвистый. Потомки резчиков Ворносковых из старинной деревни Кудрино близ Ахтырки живут в Хотькове, Сергиевом Посаде и в Москве. В самом Кудрино тоже остались Ворносковы, и это особенно греет память земляков, краеведов, знатоков народного искусства.

Семья Ворносковых в Москве. В центре сидят Василий Петрович Ворносков с женой Александрой Дмитриевной. 1937 г. Фото – В.Е. Дербенёв. Из семейного архива Ворносковых

Семья Ворносковых в Москве. В центре сидят Василий Петрович Ворносков с женой Александрой Дмитриевной. 1937 г. Фото – В.Е. Дербенёв. Из семейного архива Ворносковых

Михаил Васильевич Ворносков – правнук знаменитого мастера кудринской резьбы по дереву Василия Петровича, основателя местного промысла. С его прадедом работали брат Михаил, семь сыновей и племянники, помогали жена и невестки – целая артель. Ещё с 1900-х годов ворносковские изделия прославили на весь мир подмосковную деревню Кудрино, их автор получал высокие награды, бронзовые, серебряные и золотые медали на крупных отечественных и международных выставках в Петербурге, Казани, Льеже, Гааге, Милане, Париже, Чикаго. В 1906 году с разрешения земства В.П. Ворносков открыл в деревне школу-мастерскую для обучения крестьянских детей резьбе по дереву и столярным работам с оплатой труда учеников. Решиться на такое дело мог лишь энергичный и волевой человек, одарённый живым интересом к художеству, одержимый азартом созидания. Такую выдающуюся личность и представлял Василий Петрович Ворносков.

Пётр Степанович Ворносков, отец В.П. Ворноскова. Фото – конец ХIХ в.

Пётр Степанович Ворносков, отец В.П. Ворноскова. Фото – конец ХIХ в.

В 1908 году он стал первым в России крестьянским кустарём-художником, кто заслужил право на персональную выставку, устроенную в Московском Кустарном музее по инициативе самого С.Т. Морозова. Пришло заслуженное признание. Мастер с доверием принял советскую власть, в 1921 году был избран от  Дмитровского уезда делегатом I Московского губернского сельскохозяйственного съезда, где выступал Ленин. Речь вождя пересказывал односельчанам наизусть, его слова «к переустройству хозяйства...» понимал как руководство к преобразованиям. В том же 1921 году в деревне организовали кудринскую артель резчиков «Возрождение». В неё вступили ворносковские последователи, и председателем выбрали одного из первых выучеников Василия Петровича – Степана Максимова. Сам же Ворносков работал в артели инструктором, приносил мастерам новые образцы, следил за качеством изделий, наблюдал и радовался, что живут придуманные им узоры в других умелых руках. Особенно вдохновляли его своим мастерством и находками Василий Можаев, Михаил Артемьев – первым красиво и органично вплёл в резные пальчатые ветки фруктовые плоды, яблоки, груши. С тех пор плодовый мотив прочно вошёл в кудринку. Творческие удачи воспитанников и сотоварищей окрыляли Ворноскова. Он и дальше мечтал просветлять крестьянскую жизнь. Перед ним маячило Абрамцево, дела Мамонтовых, пример учителей, художников-подвижников, каким была для него Елена Дмитриевна Поленова. Это абрамцевские меценаты, радея за народное просвещение, построили в Хотьково библиотеку, школу...

Дома Ворносковых в деревне Кудрино. 1930-е.
Фото – В.Е. Дербенёв. Из семейного архива Ворносковых

Дома Ворносковых в деревне Кудрино. 1930-е. Фото – В.Е. Дербенёв. Из семейного архива Ворносковых

В Кудрино тоже нужна своя школа! И Василий Петрович с присущим ему азартом взялся за осуществление давней мечты. Купил на свои деньги бывшую дачу в Левкове, разобрал бревенчатый дом и перевёз с сыновьями на своей лошади в Кудрино. Сруб ставили тоже Ворносковы, потом взялись помогать и деревенские мужики. Не могли они понять общественного рвения Василия Петровича. Авторитет он давно заработал, но больших средств не имел. Главным богатством были руки, могучий характер и устремлённая душа. К слову сказать, этот незаурядный поступок, который не лишнее назвать гражданским подвигом Ворноскова, выглядит ещё более удивительным и спустя почти сто лет, в наше алчное время.

Ученики Кудринской сельской школы с учителем Г.А. Преображенской. Школа построена по инициативе и на средства В.П. Ворноскова в 1922–1923 гг. Работала до 1966 г. Фото – 1936–1937 г.

Ученики Кудринской сельской школы с учителем Г.А. Преображе! нской. Школа построена по инициативе и на средства В.П. Вор! носкова в 1922–1923 гг. Работала до 1966 г. Фото – 1936–1937

Кудринская начальная школа на краю деревни просуществовала с 1923 до 1966 г. В ней учились и младшие сыновья Ворноскова – Михаил и Александр, его внуки и правнуки. Эту школу в 1950-е закончили и ныне живущие в Кудрино Ворносковы, правнук Василия Петровича Михаил Васильевич и его жена Наталья Юрьевна, в девичестве Артемьева. До сих пор помнят они своих учителей – Бориса Викторовича и Галину Анатольевну Преображенских, которые и жили при школе – всё было предусмотрено. Отсюда в 1941-ом уходил на фронт директор школы Б.В. Преображенский, а вернувшись, продолжал учительствовать. Во время Великой Отечественной в школе учились и москвичи, чьи семьи переселились из столицы в деревню, спасаясь от голода и военных невзгод. Все в Кудрино знали, чьими заботами и трудами построена сельская школа. Однако никому тогда, даже после смерти Василия Петровича в 1940 году, не пришла в голову простая здравая мысль – повесить на здании школы резную памятную доску от благодарных односельчан. Такие мы...

Диплом, полученный В.П. Ворносковым на Международной выставке декоративных искусств и современной художественной промышленности в Париже в 1925 году. Рамка сделана награждённым. Фото – В.Е. Дербенёв

Диплом, полученный В.П. Ворноско! вым на Международной выставке де! коративных искусств и современной художественной промышленности в Париже в 1925 году. Рамка сделана награждённым. Фото – В.Е. Дербенёв

Радоваться чужим успехам суждено не всем и не каждому. Завистники, как водится, найдутся непременно. И вот в 1929 году тот самый Степан Максимов, по прозвищу Дубовый, председатель артели резчиков, которую создали вместе с Василием Петровичем и где теперь вместе работали, собрал по деревне подписи на раскулачивание Ворносковых. Власти мгновенно откликнулись «на просьбу трудящихся». Старших братьев Ворносковых, Василия и Михаила, арестовали и увезли в Сергиев Посад, тогда уже Загорск. Но не выслали – спасли хлопоты деятелей культуры из Москвы. Однако после такого подлого предательства Василий Петрович и сам больше не мог оставаться в деревне. Любимая родина обернулась уродиной. И все Ворносковы уехали в Москву.
Там уже жили и работали резчиками в мастерской при Кустарном музее сыновья Василий и Николай. Ворносковым дали полуподвал из семи комнат в доме на Калитниковской Средней улице рядом с Птичьим рынком. Потом сарайчик во дворе сделали, мастерские стали пристраивать. Всё своими руками. А Василий Петрович трудно привыкал к столичному многолюдью. В деревне с каждым встречным здороваются. Взял легонько кепку за козырёк, приподнял и чуть поклонился – уважил приветствием. Первое время мастер и в Москве так делал. А народу столько, что устанешь кланяться. Не сразу отвык он от деревенской привычки, сближающей живущих рядом людей. Так и потекла московская жизнь, полная труда и творчества для самых престижных выставок и культурных объектов.

Шкатулка «Совы». Михаил Васильевич Ворносков.  1992. Хранится в Музее-заповеднике «Абрамцево»

Шкатулка «Совы». Михаил Васильевич Ворносков.  1992. Хранится в Музее-заповеднике «Абрамцево»

В деревне Кудрино остался только второй сын – Сергей Васильевич Ворносков. В семье было четыре дочери, ремеслу учить некого. А потому, когда в 1945 году у Зинаиды родился сын Михаил, он стал желанным внуком и вырос в доме деда. Сергей Васильевич был мастеровой, как все Ворносковы. В 1930 году сам построил дом, крестьянствовал, помогал колхозу, когда просили. И всё время работал резные изделия. Даже во время войны, в немецком плену. В 1941-ом все семеро братьев Ворносковых ушли на фронт. Николай и Александр не вернулись, Василий остался инвалидом, потеряв ногу. А Сергей Васильевич попал в окружение под Смоленском, а потом в лагерь для военнопленных. При обыске обнаружили у него фотографии резных шкатулок. Узнав, что это его изделия, пленника отправили работать в столярную мастерскую, делать резные рамки и шкатулки. Так ворносковская резьба спасла ему жизнь, но вспоминать об этом  Сергей Васильевич не любил.

Дом М.В. Ворноскова в Кудрино. 2013 год

Дом М.В. Ворноскова в Кудрино. 2013 год

Домашний запах стружек помнит Михаил Васильевич с раннего детства – ими и печь растапливали. Игрушек готовых после войны не было, в игру шли деревяшки, обрезки. Они служили и кубиками, из них и домики строили. На них же и резать дед учил. Давал внуку свой инструмент лет с 6–7. «Резать я научился раньше, чем читать. Нарисует дед карандашом на дощечке ветку или птицу – и режь. Никаких словесных объяснений не давал, тем более особых терминов не употреблял. Смотри и режь – вот и вся наука. А так во всём я ему помогал. И пилить, и строгать, и морить готовую работу дед доверял. Самое сложное – точить стамески.

Это тоже тогда вручную делали на точиле, и я крутил и крутил мокрый камень, а дед точил инструмент. Ведь электричество появилось в Кудрине только в 1952 году. Всё на практике узнавали. Дед и воск варил, морилки и политуры сам составлял. На это требовалось особое чутьё, был у него такой опыт и знания. Мальчишкой вместе с дедом отвозили готовые изделия на лошади в Дмитров, в Казанскую церковь, и в сельские приходы Дмитровского района. Дед много для церквей делал. Налог на это был выше 70%, но всё равно выгода тоже была», – вспоминает Михаил Васильевич. Резьбу он освоил от деда и дерево полюбил, но пришло время получать профессию. Закончил Хотьковский сельхозтехникум и стал техником-электриком. Прошёл армию, потом успешно работал инженером-конструктором на заводе «Электроизолит». В 1975 году получил орден «Знак Почёта», но наследственная фамильная связь с деревом, с резьбой давали о себе знать. В 1980-е – начале 1990-х довелось Михаилу Васильевичу послужить музею-заповеднику «Абрамцево» в должности замдиректора и поработать столяром-резчиком в Загорской художественно-производственной мастерской – по следам прадеда.

В 2004 году сгорел в Кудрино дедовский дом. И Михаил Васильевич на старом фундаменте своими руками построил другой дом, опять деревянный. Его легко найти – на воротах сидят знакомые абрамцевские совы, резные наличники и крыльцо. А в доме, в резных рамках, галерея портретов ворносковского рода, резные изделия разных Ворносковых и Кудринской артели, шкаф с резьбой Михаила Артемьева. И вся литература о Ворносковых: книги, журналы, вырезки из газет. Главное же для хозяина – домашняя мастерская с верстаком и инструментами, среди них есть и дедовы. Без работы сидеть не привык. Недавно сделал деревянные скамьи для парка в музее «Мураново», а то односельчане несут старые вещи с резьбой. Знают, что Михаил Васильевич не выбросит, а восстановит и сохранит у себя как в музее. Они в Кудрине – последние хранители ворносковской традиции.

В 2010 году Михаил Васильевич по праву получил в наследство уникальный семейный фотоархив из Москвы. Это почти 1000 негативов, сделанных на стеклянных пластинках и широких чёрно-белых плёнках в 1930–1960-е.
Среди них и портрет автора негативов, московского фотографа Дербенёва Василия Ефимовича (1899–1980), что тоже ценно.

Дербенёв родился в селе Чистово Ростовского уезда Ярославской губернии в крестьянской семье. В начале Гражданской войны участвовал в Белом движении, воевал в Добровольческой армии Шкуро, затем перешёл в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии, был в командовании Бронепоезда №2. В начале 1920-х служил в роте охраны Ленина, много раз беседовал с вождём революции. В 1930-е работал в Министерстве внешней торговли, занимал пост одного из заместителей министра.

Фотограф Дербенёв Василий Ефимович (1899–1980)

Фотограф Дербенёв Василий Ефимович (1899–1980)

Увлекался резьбой по кости и фотографией. После войны, которую провёл на лесоповале, решил заняться фотографией профессионально. Оборудовал домашнюю фотолабораторию, работал в разных издательствах. Познакомившись с Ворносковыми ещё в 1930-х, стал их семейным фотографом. Михаил Васильевич Ворносков знал В.Е. Дербенёва с детства. Тот приезжал в Кудрино летом с семьёй, жил там на даче. Местные жители так и запомнили его с фотоаппаратом:

Ворносковы идут на охоту с ружьями, а Дербенёв – с «Москвой» через плечо. Снимал деревню, Ворносковых и их изделия. Заметим, что документальная фиксация авторских вещей по тому времени – большая редкость. Вероятно, эту культуру Ворносковы приобрели в результате сотрудничества с Кустарным музеем, а затем с музеем народного искусства и Научно-исследовательским институтом художественной промышленности, где велась фотосъёмка новых изделий мастеров для их учёта и внедрения на промыслах.

Эту полезную практику и использовали Ворносковы, оплачивая из своих средств работу фотографа, а тот выполнял её добросовестно и с удовольствием. В коллекции негативов особый интерес представляют снимки работ Ворносковых 1938-1939 годов по оформлению павильонов «Дальний Восток», «Грузинская ССР», «Зерно», «Масличные культуры» для Всесоюзной Сельскохозяйственной Выставки (ВСХВ) в Москве, которые при реконструкции ВДНХ в 1959 году были попросту уничтожены в рамках борьбы с излишествами.
Большое количество фотоснимков открывают неизвестную страницу творчества Ворносковых – работу по заказам Церкви.
В 1940–1960-е братья Ворносковы – Михаил, Пётр, Сергей, Иван – работали для многих храмов Москвы и Московской епархии: Всех Святых на Соколе, Иоанна Воина на Якиманке, Ризоположения на Донской улице, Успенского в Новодевичьем монастыре, Свт. Николая на Рогожском кладбище, Никольского в Хамовниках, Скорбященского на Калитниковском кладбище, где и похоронены Василий Петрович Ворносков с женой. Мастера исполняли киоты для икон, аналои, престолы, жертвенники, паникадила, архиерейские кресла, подсвечники, свечные ящики, дарохранительницы, кануны и другие предметы церковного убранства, украшенные абрамцево-кудринской резьбой.

Работали братья и для Успенского собора и Казанской церкви в Дмитрове, Троицкого собора в Подольске, Никольского храма в Солнечногорске, для храмов в сёлах Белый Раст, Перемилово, Сысоево, Завидово Дмитровского района. Эти изделия по понятным причинам не могли войти в публикации советского богоборческого времени, остались без внимания специалистов. 

Негативы на фото-пластинках и плёнках выполнены московским фотографом В.Е. Дербенёвым в 1930–1960-е. Москва – Кудрино.

Негативы на фото-пластинках и плёнках выполнены московским фотографом В.Е. Дербенёвым в 1930–1960-е.Москва – Кудрино

Уже из предварительного знакомства с фотоархивом Ворносковых ясно, что он представляет историко-культурную ценность, требует научной обработки и изучения. Лучшим его владельцем мог бы стать музей-заповедник «Абрамцево». Отсюда вышла ворносковская резьба, здесь хранится и экспонируется коллекция абрамцево-кудринских изделий. На основе изучения фотоархива непременно возникнут концепции новых выставок и инициативы по приобретению уцелевших предметов церковного назначения, которые служители церкви с лёгкостью заменяют теперь на более богатые новоделы в стиле отстранённой византийской резьбы. Многие работы Ворносковых ещё можно спасти и сохранить для истории и культуры – этой цели и должен послужить уникальный семейный фотоархив.

Версия для печати
Комментарии к статье:
Комментариев к этой статье нет
Добавить комментарий:
Добавляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами пользовательского соглашения
Имя *
Текст комментария * (не более 2000 символов)
Контрольный вопрос *
Вы не робот? Ответьте, пожалуйста, на простой вопрос. Ответ должен быть написан словом, например, пять:
Сколько дней в неделе?
* - Поле, обязательно для заполнения
Смотрите также в этом разделе    Все материалы раздела
ЕФИМ ДОРОШ. АРХАНОВО (ИЗ ЗАПИСНЫХ КНИЖЕК) ЧАСТЬ1.
СЕРГИЙ - "ПАТРОН" ЦАРСТВА МОСКОВСКОГО. ЧАСТЬ4
СЕРГИЙ - "ПАТРОН" ЦАРСТВА МОСКОВСКОГО. ЧАСТЬ1
СЕРГИЙ - "ПАТРОН" ЦАРСТВА МОСКОВСКОГО (1547 - 1721). ЧАСТЬ2
ХОТЬКОВСКАЯ ВОЛОСТЬ В ЦИФРАХ:МОЛОДЫЕ КУСТАРИ
ЛЕТОПИСЬ ПОКРОВСКОГО ДЕВИЧЬЕГО МОНАСТЫРЯ (ХРОНИКА БЕДСТВИЙ). ЧАСТЬ3.
ЕФИМ ДОРОШ. АРХАНОВО (ИЗ ЗАПИСНЫХ КНИЖЕК) ЧАСТЬ3.
ЕФИМ ДОРОШ. АРХАНОВО (ИЗ ЗАПИСНЫХ КНИЖЕК) ЧАСТЬ2.
ХОТЬКОВСКАЯ ВОЛОСТЬ В ЦИФРАХ:ПРИРОДА
СЕЛЬСКИЕ КУСТАРНЫЕ ПРОМЫСЛЫ
 
 
Rambler's Top100
 
Наверх страницы